Меню Закрыть меню Историко-генеалогическая
база данных Украины

Белая Церковь

Административно-территориальное деление

Белая Церковь (укр. Біла Церква)— город областного подчинения Киевской области. В ХІХ столетии местечко Васильковского уезда Киевской губернии.

Город относится к историко-этнографическому региону Среднее Поднепровье (Надднепрянщина).

Боьшая Советская Энциклопедия 1969 — 1978 гг.

Белая Церковь, город в Киевской области УССР, на р. Рось (бассейн Днепра), в 84 км к Ю. от Киева. Железнодорожная станция. 103 тыс. жителей (1970).
Первое упоминание относится к 1155. В 1363 Белая Церковь захвачена Литвой, а с 1569 под властью Польши. Здесь подписан Белоцерковский договор 1651 Б. Хмельницкого с поляками. В 1793 Белая Церковь присоединена к России. В 19 в. — крупный торгово-ярмарочный пункт. В годы Советской власти Белая Церковь — значительный промышленный и культурный центр. Крупные промышленные предприятия: заводы «Сельмаш», «Электроконденсатор»; комбинаты: «Стройиндустрия» (сборный железобетон, минераловатные изделия и др.), 2 домостроительных, строится комбинат шин и резиново-асбестовых изделий (1970). Обувная, трикотажная, мебельная фабрики, мясокомбинат и другие предприятия пищевой промышленности. В Белая Церковь — сельскохозяйственный институт, техникум мясной и молочной промышленности, медицинское училище. Краеведческий музей, драматический театр. Живописный дендропарк — заповедник ботанического сада АН УССР — «Александрия» (площадь около 200 га).
Белая Церковь — бальнеологическая лечебная местность. Лето тёплое (средняя температура июля 18—20°С), зима умеренно мягкая (средняя температура января — 6°С). Лечебные средства: слабоминерализованная радоновая (1,0•106 расп/сек•м3, или 78 единиц Махе) вода, используемая для ванн. Лечение заболеваний органов кровообращения, опоры и движения, нервной системы и гинекологических.

Памятники градостроительства и архитектуры УССР 1983 г.

«Александрия», парк и парковые сооружения  1793 г.— XIX в. Расположен на юго-западной окраине Белой Церкви между Сквирской дорогой и р. Рось. В литературе распространено мнение, что автором генплана был архитектор француз Мюффо. По свидетельству архивных документов за 1807 г. с 1796 г. у Браницких работали итальянский архитектор Д. Ботани и садовник А. Станге из Львова. Позднее работами в парке руководили садовники Бартецкий и Витт, ас 1815 г. в течение полувека — садовник А. Энс. «Александрия» — образец пейзажного парка, его композиционная структура обусловлена природными условиями вытянутого вдоль реки участка, заросшего дубовой рощей и перерезанного балками с родниками. Территория парка с примыкающей к нему прибрежной частью составляет 201,48 га. Планировочное ядро «Александрии» — центральная часть парка с Большой и Малой полянами. Здесь самая густая сеть аллей и дорожек, наиболее разнообразные пейзажи, сконцентрированы основные архитектурные сооружения и декоративная скульптура, экзотические породы деревьев. Основу растительности составляют местные породы — дуб, клен, сосна, тополь, черемуха, дополненные 600 видами и формами экзотических деревьев и кустарников. Строительным ядром, с которого началась организация ансамбля, стал Дединец, расположенный на возвышенном участке между Восточной и Средней балками. Ему подчинена аллейно-дорожная сеть и ландшафтные композиции. Здесь сходятся девять аллей, соединяющих ландшафтные секторы: главный вход, Клины, Большая и Малая поляны, экономический двор, сад «Муры», Дубрава. В каждом планировочном участке, кроме иррегулярной сети, проложена прямолинейная дорога для деловой связи с архитектурным центром, но ни одна из них не ориентирована по оси дворца. В комплекс Дединца входили дворец, танцевальный павильон и флигели для гостей. От них уцелели лишь фундаменты, подвалы и кое-где цоколи.

В 1829 г. к востоку от дворца в честь русско-болгарской дружбы поставлена композиция Варна, замыкающая Главную аллею. Это небольшой, окруженный рвом островок с двумя обломками скалы, стянутыми обручем. В образованной между ними нише стояла бронзовая скульптура женщины с кувшином (скульптура утрачена). Широкая главная аллея соединяет Дединец с главным входом, а расположенная влево от него Новая аллея — с павильоном Ротонда, композицией Руины и восточной системой прудов. На пересечении Сосновой, Березовой и аллеи Любви установлена колонна Печали. Система прудов Средней б^лки примыкает к Большой поляне. Здесь устроен Арочный мостик, соединяющий искусственный остров с аллеей, ведущей к Китайскому мостику. В западной части Большой поляны находится колоннада Эхо. Рядом с Дединцем находятся Климы — естественное урочище, охватывающее северовосточную часть парка. Участок Новопарк занимает восточный край Клипов. Западная часть «Александрии» благоустраивается лишь в 60-х годах XIX в. В это время определяется охотничий профиль территории, за балкой строятся охотничий павильон (не сохранился), зверинец, фазанник, на старой плотине — водяная мельница (не сохранилась). В долине реки размещаются рыбные пруды. В настоящее время западная зона является наименее упорядоченной частью парка. Здесь сохранились фрагменты не связанных между собой древесных ландшафтных композиций. В планировочную композицию этой зоны входит Западная балка, включенная в новую экспозицию парка. На Старом диком пруду устроен каскад из трех прудов — Потерчата, Русалка, Водяной, на плотине восстанавливается водяная мельница. В юго-западной части парка расположен хозяйственный сектор (теперь дирекция). В него входят экономический дом и контора, оранжерея с теплицами (построена на старых фундаментах в 1963 г.), розарий и фруктовый сад. Основным сооружением здесь является экономический дом — каменный двухэтажный в центральной части с длинными одноэтажными крыльями по бокам. Фасад здания прост и скромен; центр в традициях архитектуры классицизма акцентирован колонным портиком, завершенным треугольным фронтоном, а высокая с заломом крыша напоминает приемы украинского зодчества XVIII в. Вплотную к западному крылу примыкает аркадная стена, предназначенная для защиты от холодных ветров. Парк «Александрия», как большинство ландшафтных парков, не был огражден. Его границы обведены рвом, на котором поставлены ворота главного »»ода. В конце XIX — начале XX вв. парк приходит в упадок, в 1918—1920 гг. разрушен ансамбль Дединца. В мае 1922 г. парк «Александрия» объявлен государственным заповедником и принимаются меры к сохранению и восстановлению этого ценного памятника садово-паркового искусства. Большой ущерб нанесен парку в годы временной оккупации немецко-фашистскими захватчиками. В послевоенные годы ведется его восстановление. В 1946 г. парк передан в ведение АН УССР. Проведены работы по расчистке и упорядочению территории, в 1955—1957 гг. разработан проект реставрации ансамбля, предусматривающий два этапа: первый — реставрация уцелевших архитектурных сооружений; второй — окончательное оформление парка. Первый этап работ завершен к 1967 г. Восстановлено большинство парковых сооружений — главный вход, Ротонда, колонна Печали, Арочный и Китайский мостики, колоннада Эхо. Построены новые объекты — комплекс источника Лее, Круглая беседка, оранжерея. Значительную роль в создании ансамбля парка «Александрия» играют искусно сочетающиеся с пейзажными композициями парковые сооружения. К наиболее ранним из уцелевших сооружений можно отнести Главный вход и Ротонду. Возможно, их автором был Д. Ботани. Главный вход (рубеж XVIII—XIX вв.) состоит из двух массивных квадратных в плане кирпичных оштукатуренных пилонов с металлическими воротами между ними. Прежде с боков к пилонам примыкал ров, теперь — ограда с металлической решеткой. Пилоны декорированы характерными для классицизма архитектурными деталями. Реставрация проведена в 1959 г., восстановлены утраченные металлические части ворот, пристроено здание кассы. Павильон Ротонда, памятник архитектуры в стиле классицизма (рубеж XVIII—XIX вв.). Представляет прорезанную аркой стену, к которой примыкает полукруглая в плане конха. В арку вписан четырехколонный портик с композитными капителями и антаблементом. Фасадная стена увенчана карнизом на кронштейнах Расчлененный кессонами свод украшен лепкой. реставрации восстановлены все детали лепки. Колонна Печали (конец XVIII— начало XIX вв.) является традиционным сооружением парков в стиле классицизма. Колонна из серого песчаника поставлена на квадратный пьедестал с двумя ступенями. Завершала колонну мраморная капитель упрощенного коринфского ордера, увенчанная скульптурной композицией кормящего птенцов пеликана. Скульптура не сохранилась. При реставрации 1961 г. утраченная мраморная капитель заменена отлитой из оргстекла, имитирующего мрамор. Колоннада Эхо (конец XVIII _ начало XIX вв.) замыкает одну из ландшафтных панорам Большой поляны. Исходя из анализа архитектурных форм сооружения, можно предположить, что ее автором был архит. И. Е. Старое, работавший в 90-х годах XVIII в. на Украине. Это полуциркульная галерея, замыкающаяся по концам объемными ризалитами. Главный фасад — открытая колоннада из 14 ионических колонн. Входы в боковых фасадах ризалитов оформлены характерными для классицизма портиками, над дверью — лепной барельеф. Особенностью колоннады является ее удивительная акустика, позволяющая даже шепот услышать в дальнем конце здания. Сильно поврежденное здание было реставрировано и восстановлено в первоначальном виде в 1959 г. Особую группу представляют парковые сооружения, связанные с водной системой — каскадом прудов, водопадов, играющих заметную роль в организации парка. Китайский мостик, построенный в начальный период развития парка (на рубеже XVIII— XIX вв.), включен в водную систему Средней балки. Он расположен на границе Лебединого озера и водопада в соседний Поповичев пруд. Это трехпролетная арка со сводчатыми пролетами. Над центральным пролетом высится беседка, крыша которой напоминает китайскую пагоду. Реставрирована в 1963 г. Арочный мостик (рубеж XVIII—XIX вв.), переброшенный через пруд Серебряная дымка на остров Золотой колос, представляет собой однопролетную каменную арку с чугунными перилами, вымощенную плитами песчаника. Реставрирован в 1961 г. Руины — традиционное сооружение ландшафтных парков (рубеж XVIII—XIX вв.) — фактически служат подпорной стеной плотины Лазнево-го пруда. Сооружение двухъярусное: первый — поднимается на высоту плотины, в нем устроен водопад на фоне циклопической кладки; второй — состоит из двух крыльев, соединенных видовой площадкой, обрамленной балюстрадой, над водопадом. Фасады крыльев решены симметрично. Сооружение представляет как бы развалины старинного здания. Реставрировано в 1966 г.  В разное время в парке «Александрия» побывали многие известные поэты, писатели, государственные деятели. Мемориальные доски на фасаде административного корпуса напоминают о посещении парка в 1813 г. Г. Р. Державиным, в 1821 г. — А. С. Пушкиным, в 1824 г. — декабристами П. И. Пестелем, С. И. Муравьевым-Апостолом, М. П. Бестужевым-Рюминым, в 1845 и 1847 гг. — Т. Г. Шевченко. В настоящее время парк «Александрия» является Государственным дендрологическим заповедником АН УССР. «Александрия)» является одним из выдающихся ансамблей садово-паркового искусства конца XVIII — первой половины XIX вв., имевших большое значение в развитии пейзажного паркостроения в России, на Украине и в Белоруссии.

Дом дворянского собрания, конец XVIII — начало XIX вв. (ул. Советская, 5). Памятник является примером гражданской архитектуры Украины XIX в. Построен в стиле классицизма. Дом деревянный оштукатуренный побеленный на каменном фундаменте прямоугольный в плане. Покрыт двухскатной крышей. Центральная часть главного фасада подчеркнута лоджией, украшенной колоннами дорического ордера. Оконные проемы оформлены наличниками. Перекрытия плоские. Первоначальная внутренняя планировка не сохранилась. Современное расположение помещений коридорное. В 1960-е годы проведены ремонтно-реставрационные работы. Используется под библиотеку.

Зимний Дворец, конец XVIII — начало XIX вв. (ул. Советская, 7). Расположен в живописной местности недалеко от р. Роси в окружении небольшого парка. Прямоугольный в плане деревянный оштукатуренный на каменном фундаменте. Построен в стиле классицизма. Архитектурные формы дворца сдержанны и лаконичны. Со стороны парадного входа сооружение украшено четырехколонным портиком с ионическими колоннами с фронтоном. Перекрытия плоские. Первоначальное анфиладное расположение помещений не сохранилось. Современная внутренняя планировка помещений коридорная. Используется под музыкальную школу. Здания Дворянского собрания и Зимний дворец являются редким примером деревянных классицистических построек, составляющих ансамбль городского центра.

Костел Иоанна Предтечи, 1812 г. (пл. Свободы, 4). Размещен на крутом берегу р. Роси на Замковой горе На этом месте находился детинец г. Юрьева. основанного Ярославом Мудрым в XI в. На месте костела, как можно судить по находкам древнерусского кирпича-плинфы XI в., стоял собор, г. Юрьева, белые стены которого, как предполагают, дали название городу. Здание костела хорошо увязано с рельефом местности, окружающей застройкой, доминирует при въезде в город с запада, замыкает главную улицу и перспективу ряда аллей парка «Александрия». Костел кирпичный крестовый в плане с полукруглой апсидой четырехстолпный однокупольный с двумя башнями-колокольнями. В одной из башен размещены часы с курантами. Главный фасад подчеркнут четырехколонным портиком коринфского ордера, к которому ведет широкая гранитная лестница. Декор фасадов и интерьеров выполнен с большим мастерством в формах классицизма. В 1977 г. фасады здания отреставрированы. Используется для краеведческого музея. Костел кмеет большое градостроительное значение. Он замыкает одну из центральных магистралей города — ул. Горького, является главной доминантой Белой Церкви со стороны р. Роси.

Николаевская церковь, 1706-1852 гг. (ул. Гагарина, 10). Расположена в центре города. Строительство началось в 1706 г., однако не было закончено. Первоначально задумана большая (около 27 X 19 м) пятикамерная крещатая в плане церковь. Был построен лишь один из приделов. В 1852 г. к существующему объему пристроили притвор. Церковь кирпичная прямоугольная в плане. С севера к сооружению примыкает прямоугольный в плане притвор. В 1956 г. памятник отремонтирован и приспособлен под городской архив. Памятник интересен необычностью асимметричной композиции, не характерной для культовой архитектуры и любопытной строительной историей, отражающей один из важных этапов развития украинской архитектуры.

Почта, ансамбль сооружений, 1825 —1831 гг. (ул. Советская, 41 н 45). В начале XVIII в. была установлена почтовая связь от Москвы до Одессы. С этого времени Белая Церковь постепенно приобретает значение узлового центра почтовой связи. С 1805 г. на почтовой дороге Москва — Белая Церковь — Одесса начинают строить почтовые станции. Ансамбль сооружений почты в Белой Церкви, возведен в отличие от других подобных сооружений на Украине по индивидуальному проекту. В 1844 г. сгорел, восстановлен в 1848 г. В комплексе со станционным домом сооружены гостиница, ямская, конюшни, кузница, сарай для фуража и др. Станционный дом, гостиница и ямская, решенные в стиле классицизма, образуют курдонер. Остальные сооружения ансамбля размещены восточнее ямской. Станционный дом имеет одноэтажную среднюю часть, фланкированную двухэтажными ризалитами с четырехколонными портиками тосканского ордера. Со стороны двора и к ризалитам примыкают одноэтажные пристройки. Гостиница — низкое одноэтажное здание, покрытое четырехскатной крышей. Планировка коридорная. Ямская — низкое одноэтажное здание, покрытое четырехскатной крышей. Вход подчеркнут четырехколонным портиком тосканского ордера. Планировка анфиладная. Конюшня — Г-образное в плане здание. Покрыто двухскатной крышей. Кузница — Т-образное в плане здание с чердачным помещением. Покрыто двухскатной крышей. С восточной стороны примыкает поздняя деревянная оштукатуренная пристройка. Все сооружения ансамбля возведены из кирпича, кузница — из бутового камня. Комплекс сооружений почты является редким примером отлично созданного ансамбля гражданских зданий начала прошлого века.

Преображенский собор, 1833—1839 гг. (ул. № 42 Гагарина, 10). Расположен в центре города, построен в формах классицизма. Здание кирпичное крещатое в плане, перекрыто куполом на высоком барабане, возвышающемся над средокрестьем. Его особенностью являются небольшие сегментные в плане камеры, расположенные по углам креста собора. Первоначально перед западным фасадом находились шестиколонный портик тосканского ордера, перед северным и южным — четырехколонные (портики разобраны). Здание завершено аттиковым этажом. В 1956 г. здание отремонтировано. Памятник представляет характерный пример зданий стиля классицизма, отмеченный высоким уровнем художественного и технического мастерства.

Склады, конец XVIII —начало XIX вв. (ул. № 40 Красноармейская, 62). Здание кирпичное двухэтажное с цокольным этажом. В плане имеет форму очень вытянутого прямоугольника. Вход на главном фасаде акцентирован четырехколонным портиком тосканского ордера, на торцовых — двухколонными. Фасады расчленены горизонтальными тягами, окна первого этажа имеют замковые камни. Стены здания венчает карниз простого рисунка. В интерьере плоские перекрытия поддерживаются двумя рядами деревянных опорных стоек с консолями. Памятник представляет большую историко-архитектурную ценность, является прекрасно сохранившимся примером классицистических функциональных сооружений.

Торговые ряды, 1809—1814 гг. (пл. Ленина). Размещены на главной площади города. Построены в стиле классицизма. Здание кирпичное оштукатуренное одноэтажное. В связи с перепадом рельефа его северо-западная часть поднята на высокий цоколь с подвалом. План здания имеет форму каре. Замкнутый внутренний дворик имеет четыре проезда. По внешнему и внутреннему периметрам здания расположены открытые галереи с аркадами. Въезд во внутренний дворик оформлен арками с портиками, расположенными по оси каждой стороны здания.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона 1890 — 1907 гг.

Белая Церковь— местечко Киевской губернии, Васильковского уезда (владение Браницких). Полагают, что на месте Б. церкви был древний киевский город Юрьев или Георгиев, основанный великим князем Ярославом. Есть предания, что в первые времена введения в здешний край христианства тут была построена небольшая церковь из неотесанных березовых брусьев, и от нее местечко получило свое название. В летописях в первый раз название Б. Церкви встречается в 1155 г., когда она досталась Васильку Ярославичу. Во время нашествия монголов Б. Церковь была разрушена в числе других приднепровских городов. В 1550 году воевода киевский заложил здесь замок и дал жителям льготы. До гетмана Хмельницкого Белая Церковь с окрестными селениями составляла староство и жители ее пользовались городскими правами. В 1651 г. польские войска заняли местечко, и Хмельницкий подписал здесь договор с Польшей невыгодный для казаков. С тех пор Б. Церковь не раз переходила то к Польше, то к гетманам. В 1774 г. Станислав-Август дал Б. Церкви грамоту, а в 1793 она присоединена к России и до устройства губернии была полковым малороссийским городом, а затем при учреждении уездных городов осталась местечком.

Число жителей 20703 (1891), 2 православные церкви, 1 каплица, 1 синагога, 7 еврейских молитвенных домов, библиотека для чтения при почтово-телеграфной конторе, женская прогимназия, 2 начальных училища, школа, госпиталь, 2 больницы, 3 аптеки, 260 лавок. Пивоваренный завод (56000 руб. в год) и машинный завод, производящий сельскохозяйственные машины на сумму 106000 рублей.

Похилевич Л. И. Сказания о населенных местностях Киевской губернии 1864 г.

Местечко Белая Церковь. Стоит на обширной равнине по обеим сторонам реки Роси и ручья Ротка в нее впадающего, в самой середине Васильковского уезда, в 81 версте от Киева.
Положение Белой Церкви и исторические указания удостоверяют, что это местечко есть древний Георгев, или Юрьев па Роси, данный в удел Юрию Владимировичу, и кафедра епископов Поросских или Юрьевских, упоминаемых в Несторовой летописи*. Но западный Юрьев был опустошаем также дикими, как северный (ныне Дерпт) образованными народами Европы. В 1195 году Юрьев западный разорен Половцами и Юрьевцы, по свидетельству летописи, «прибегши с Мариномъ епископомь, седоиша въ Святополче-граде». Через десять лет Юрьев возобновлен великим князем Киевским и восстановлена в нем кафедра епископская. О дальнейшей судьбе Юрьева в период междоусобий удельных и потом нашествий Монгольских ничего неизвестно. Впрочем к Юрьеву относят те исторические события, которые в этот период описываются происходившими на урочище Ротку, так как ручей Роток впадает в Рось в самой Белой Церкви и под сим именем доселе известна часть местечка примыкающая к этому ручью. Так в 1151 году Изяслав Мстиславич великий князь Киевский на реке Ротку одержал победу над Георгием Суздальским и Ольговичами, а также Половцами: причем много храбрых легло в битве, много погибло в болоте, а много было пленено. Георгий Суздальский, оставленный Половцами, ушел за Днепр в Переяславль. В 1311 гору Юрий князь Слуцкий, по свидетельству Стрыйковского с Андреем Немировичем, на урочище Ролу поразил на голову Татар, потерявших здесь 8000 убитыми. Это была первая победа Западнорусских князей над Татарами, за которой следовала победа над ними Гедемина в 1320 году при Ирпине близ Киева; а затем уже знаменитая победа восточных русских князей в союзе с западными на Куликовом поле в 1380 году Димитрия Донского. По этим двум поражениям, совершившимся у Белой Церкви можно судить, что в смутные времена уделов, и в особенности после падения Киева и великого княжения Киевского много бед пронеслось над местом, занимаемым ныне Белой Церковью. Удары Половцов, нашествия Монголов, междоусобицы князей и наконец набеги Татар обратили в прах и пепел древний Юрьев. Даже имя его вышло из памяти вновь поселившихся здесь жителей. Только белеющие развалины каменной церкви, по соображениям одного достопочтенного описателя Белой Церкви, кафедры епископов Поросских, дали новое название древнему Юрьеву.
Несомненно, что белеющие развалины каменной церкви, а не Березовая церковь, как пишет Руликовский, были причиной названия местечка, потому что в последнем случае нужно было бы предположить, что поселение до построения березовой церкви не имело никакого названия или что значительное поселение и церковь возникли единовременно, что в ту эпоху не могло иметь места. Сказка о разбойнике Белом и его вдове Белой, рассказанная Руликовским, его собственного изобретения и не заслуживает никакого внимания. Впрочем если у Константина Багрянородного упоминается при конце IX века на реке Роси Белолжебе, замок принадлежавший Русинам**, и если Белолжебе означает Белую Церковь или белую башню: то должно заключить, что Юрий Владимирович именем своим переименовал город в последствии принявший прежнее свое название, с легким изменением. Под настоящим своим именем Белая Церковь упоминается очень рано польскими летописцами, именно в конце XIV века. Так Стрыйковский говорит, что «при Ольгерде Литовцы учинили свободными оть Татаръ Торговицу, Бплую-церковъ, Звенигородъ и все поля оть Очакова до Киева и оть Путивля до устья Дона». Около этого времени должно полагать новое заселение Белой Церкви, когда жители обезопасены Литовским войском от набегов Татарских, хотя на некоторое время. Балинский, в сочинении: Старожитна Польша, говорит, что именно Ольгерд населил предместье Белой Церкви собственными людьми. Но так как нашествия Татар и после сего времени могли возобновляться в большей или меньшей мере, то для безопасности края, а еще более в видах утверждения Польского господства, по распоряжению Польского правительства, Семен Глебович, князь Прунский, воевода Киевский, около 1550 года, заложил в Белой Церкви замок, предоставивши притом мещанам разные льготы. С этого времени Белая Церковь принимает другой вид, восходит на степень города, содержит до времен Хмельницкого постоянный польский гарнизон и делается главным местом одного из богатейших коронных староств***. Белоцерковского, коего доходы жаловались Польскими королями знаменитейшим сановникам королевства.

Первыми старостами Белоцерковскими были воеводы Киевские: князь Симеон Прунский, имевший в своем гербе изображение св. Георгия, именем коею называлась некогда Белая Церковь и доблестный защитник православия и издатель первой славянской библии, князь Константин Острожский. Впрочем доходы в то время староства не были очень значительны и тягостны для жителей. Точнейшее понятие об них дают нам люстрации 1616 и 1622 годов. В первой из них, произведенной при князе Януше Осгрожском, сказано: «въ Белой-церкви домовъ 300 послушныхъ, которые будучи освобождены отъ всякихъ податей, обязаны военной службою, которую каждый изъ нихъ долженъ исполнять при старосте или наместнике. Козацкихъ домовъ, которые не хотять быть въ повиновеніи более 300. Другихь доходовъ городь не дает кроме аренды, въ которой состоять млыны, за исключениемъ третьей части дохода въ пользу мельника, горелка, мыто (зборъ сь продуктовъ, продаваемыхъ въ городе) и куница сь пасекь (десятина); что все составляет 1262 злота и 15 грошей. Предъ темъ кь аренде принадлежала корчма, то есть варенье пива и меду и шинкованье ими; но какь это казалось обиднымь для жителей нововведеніемь: то князь староста Белоцерковскій, выключивь эту статью изъ аренды, позволилъ жителям варенье пива и меду и шинкованье ими, за что городь обязался уплачивать ему особо 500 злотыхъ». Всего следовательно доходу 1762 злот. 15 грош., по нынешнему счету 264 руб., 37 коп. Вот каким доходам довольствовались от Белой Церкви знаменитые Белоцерковские старосты****.
Пользуясь выгодным местоположением, обезопасенная крепостью от нападения Татар, Белая Церковь считалась в это время значительнейшим городом в Украине, так что имя ее входило в договоры Польши с Россией и Турцией; о срытии крепости ее, или уменьшении польского гарнизона хлопотали на сеймах Малороссийские предводители; по имени ее был назван полк, к которому принадлежало 19 окрестных местечек; неоднократно переходила от одного государства к другому; была городом Русским, Малороссийским, Польским и едва не сделалась Турецким; за обладание ею, в продолжении столетней войны за Малороссию, беспрестанно сражались на полях ее Россияне и Поляки; жители пользовались всегда городскими правами, имели своих войтов, бурмистров, судились магдебургским правом и подобно прочим городам королевства: Киеву, Вильне, Гродно; в обеспечение своей вольности, получали королевские привилегии*****. Если к концу прошлого века Белая Церковь обращена в обыкновенное владельческое местечко: то в этом виноваты белоцерковские граждане XVII века, принявшие сердечное участие в восстании Малороссии за веру и народность русскую. Со времен Хмельницкого, Белая Церковь стряхнула с себя польское иго, перестала считаться доходным для магнатов староством и разделила в последствии участь прочих Украинских городов. Однако при гетмане Выговском, когда поляки опять овладели западной Украиной, опять была возобновлена ими и Белоцерковская крепость, а 4-ю статьей Андрусовского мира именно было постановлено, что Царь не будет принимать в свою оборону Козаков, живущих в Немирове, Паволочи и Белой Церкви и до этих городов вступаться не будет. Впрочем как только поляки были оставлены самим себе: то уже в 1702 году известный Семен Палий, Хвастовский полковник овладел Белоцерковской крепостью, взяв в плен польский ее гарнизон. Вот как описывает это Орловский в своем сочинении «Defensa Biskupstwa Kiowskiego». В этом году Палий, соединившись с Орликом, Цыганчуком и Коробкой, подступил под местечко Белую Церковь; но храбрый городовой гарнизон, состоявший из осьмидесяти только человек, умел дать отпор. Отбитый отсюда Палий, удалился к Бердичеву, Чуднову и Пятке (в Житом. уезде), возмущая по дороге местечка и деревни. Возвратившись с подкреплением, он опять пытался взять Белую Церковь и только потерял довольно своих людей; но отступая оставил тайные засады вокруг замка. Осажденные обрадовались отступлению Козаков, а комендант Галецкий, возвращавшийся в крепость после осмотра города, был окружен толпой Козаков, скрывавшихся в засаде, вытеснен в поле и не будучи в состоянии возвратиться в замок, решился бежать в Хвастов, где жил сам Палии, желая у него спасти свою жизнь. Палий принял Галецкого хорошо, но оставил его под стражей. Из двух условий предложенных Палием умереть или дать крепость, этот польский Регул избрал последнее. По его письму офицеры гарнизона, обеспеченные обещанием пощады, сдали крепость Палию; но козаки прежде всего отобрали от всех оружие, потом вырезали всех поляков, а с ксендза живого содрали кожу. Такие жестокости были в то время обыкновенны у Россиян и Поляков. Опасаясь мщения от Польши, Палий отдался под Российскую державу с городами бывшими в его власти. Это подчинение не было однако же признано даже Россией, как противное недавно заключенному ею с Польшей трактату. Король между тем жаловался Петру Великому на Палия. Польское правительство формально требовало от России возвращения Белоцерковщины, а в особенности Белоцерковской крепости — древнего оплота власти Поляков в Украине. Петр Великий, ценя доблести Палия и зная угнетенное состояние православия в странах подвластных Польше, удовлетворение требования польских послов ограничил повелением гетману Мазепе, чтобы он о возвращении от Палия Белоцерковской крепости Польше и о успокоении тамошних чинов найприлежнейшее старание имел и Палия пристойными способами к тому приводил (Известно, что Палий получал жалованье от царя по 1000 ефимков в год). Но у Мазепы были свои виды для Палия и его владений. Зависть громкой его славе и народной к нему любви вместе с желанием захватить его богатства, овладели душой гетмана честолюбивого и корыстолюбивого. 1706 года Мазепа летовал в Хвастове с войском. Здесь клеветы поляков на Палия будто бы за обиды, наглости, озорничества и возмущения, которые им самим принадлежали, были для Мазепы достаточным предлогом к тому, чтобы привести в исполнение злобный умысел погубить Хвастовского полковника. Но Мазепа, избавившись от опасного совместника в Украине, сам не думал возвращать Польше Белую Церковь. На царское же о сем требование он отвечал графу Головкину, что все Заднепрские полковники негодуют за отдачу этого города ляхам; говорят, что скорее погибнут, нежели поддадутся под иго польское; и, если ляхи приобретут Белую Церковь от Государя: то будут вырезаны казаками; что тамошний полк находится в службе Царя, а жены и дети, ненавидя известное тиранство и фанатизм магнатов польских и республики, оставят дома и разбегутся; что Поляки снова начнут мучить народ православный и т.п. Считая себя теперь уже вполне безопасным, Мазепа в здешнем замке собрал свои сокровища на всякий случай, как сказано в летописи. Но собранное неправдой и убийством богатство не досталось изменнику. После Полтавского поражения скарбы Мазепы были открыты и сделались добычей князя Голицына, а крепость занята Русским гарнизоном до 1715 года, в котором отдана польским комиссарам. Теперь Белая Церковь в третий раз возвращенная Польше, сделана опять королевским городом и объявлена староством, с принадлежавшим к ней округом Воевода Русский был большей частью вместе с тем старостой Белоцерковского округа. Подстароста имел пребывание в самой Белой Церкви. Однако жители причислялись к свободным сословиям, были разделены на цехи по ремеслам, и имели собственный суд и управление.
Но Польское правительство помнило преданность Белоцерковских мещан, как и прочих малороссийских городов: Корсуня, Богуславля, Лысянки, Ставищ делу Малороссии при Хмельницком и Палие. И вот в 1774 году совершается известные акты взаимных подарков между последним польским королем и его вельможами, избравшими его на трон. Присоединение древнерусских восточных частей государства к России делается неизбежным и очевидным.

Почему в видах сохранения в отпадающих частях полонизма и папизма, очень слабо тогда здесь развивавшихся, а также, нечего греха таить, под влиянием корыстолюбия, Примас королевства с знатнейшими вельможами постановили, именем сейма подарить древние Русские города с их округами в личную собственность короля. А король немедленно раздарил их вельможам латинского исповедания, по составленному заблаговременно расписанию. Таким образом Белая Церковь поступила в частную собственность коронного гетмана, графа Ксаверия Браницкого с 100,000 окрестных жителей Русского происхождения. Одни только евреи и лица, содержавшие папское исповедание остались свободными от приписки к имению и не воспользовались благодеяниями крепостного состояния. Единственный сын Ксаверия Браницкого Владислав был женат с православной племянницею светлейшего князя Потемкина Александрою Васильевною Энгельгардт — наследовавшею по дяде своем также обширное имение в Черкасском и Звенигородском уездах. После покойного Владислава Браницкого осталось 4 сына (все лат. испов.): Ксаверий, Александр, Владислав и Константин. Им ныне за исключением Ксаверия, бежавшего в Турцию, и принадлежит Белоцерковщина, к коей ныне причисляется: 2/з Васильковского уезда, по 1/з Таращанского и Каневского, 1/4 Звенигородского и значительные части в Черкасском и Радомысльском уездах. В одном Васильковском уезде за ними числится земли по ведомостям казенной палаты:

за Александром Браницким…… 28,076      десят.   Крестьян ревизских
-Владиславом………………………. 131,583     —                душ муж. н 40,740
-Константином…………………….. 47,326       —              (по 9 рев.) совокупно
                                                 206,985     —

Белая Церковь ныне резиденция владельцев и управления обширного их имения. Жителей в ней считается: православных 8461, римских католиков 412, других раскольников 16 и евреев 9808, всего 18,697. Нынешние достопримечательности местечка составляют великолепные дворцы владетелей, богатейший и красивейший сад называемый Александрией, со многими статуями, беседками, искусственными развалинами, мостами, водопадом и проч. В нем есть деревья посаженные руками царственных особ. Рось, текущая здесь между гранитными скалами, еще более украшает этот сад. В Белой Церкви открыта в 1843 году гимназия в 7-м классов, в которой учится средним числом до 300 учеников. С 1838 года назначен управляющим имением г-н Пршесмыцкий. При нем особенно украсилась Белая Церковь. Достроены обе каменные церкви, гимназия, значительное число еврейских домов на деньги и материалы заимообразно данные евреям на продолжительные сроки от имени владельцев; учреждены три ярмарки в году, устроены свеклосахарный и стеариновый и литейный заводы, распространен кожевенный, развита заграничная торговля хлебом, с учреждением контор графов Браницких в Ливорне и Марсели. Впрочем эта торговля хлебом, начавшаяся с запрещением вывоза звонкой монеты за границу, прекратилась с прекращением помянутого запрещения. В 1851 году Варшавский фабрикант машин Станислав Лильпон основал в Белой Церкви заводы машин земледельческих. Заведение это в 1853 году перешло в собственность бывшего директора оного Менделя, который снабжает машинами не только ближайшие хозяйства, но и выполняет заказы из других губерний. Вообще нынешняя Белая Церковь в промышленном отношении, после Киева и Бердичева, занимает первое место в губернии.
Белоцерковский замок, которого в настоящее время кроме незначительных валов, нет и следов, почитаем был польским правительством за единственное на Украине укрепленное место, которое служило складом жизненных и аммуничных потребностей. В одном старом польском документе находим следующую лестную о нем заметку: «замок этот весьма нуженъ республике, такь как он выдерживаешь первые удары неприятелей». Около 1647 года Стефан Чарнецкий, желая иметь точку опоры в войне с казаками, построил его наново, употребивши при этом искуснейших инженеров; укрепление окончено было под надзором Яна Сапеги, полевого писаря (См. X. Michal Krajewski w historia Stefana Czarnickiego.). В 1663-м, 4-м, 5-м и 6-м годах комендантом Белоцерковской крепости был генерал-лейтенант Ян Стахурский, считавшийся в то же время начальником всех украинских гарнизонов. В это время Белоцерковский гарнизон состоял из 2000 человек, кроме козацкого полка называвшегося Белоцерковским. По причине беспрестанных в этом крае волнений, снабжение гарнизона жизненными потребностями совершалось с большим трудом так, что не раз обнаруживался в крепости голод. Доставлением для гарнизону провианту должны были заботиться украинские гетманы. Обязанностью их было делать распределения при снабжении крепости провизией; потому что вообще эту тягость возлагали на жителей русского происхождения (chlopow). Но весьма часто они, желая уклониться от этого, именовали себя казаками и не слушали гетманских универсалов и не доставляли хлеба. Случалось, что украинские гетманы (Разумеется те, коих в этом достоинстве утверждало правительство польское; как то: Тетеря, Ханенко и Ир.), ссылаясь на невозможность и бедность страны, опустошенной войной, на отрез отказывали в провианте, и гарнизон принимался за грабеж. В спокойнейшее время солдаты засевали окрестные поля хлебом, собирали его при помощи жителей, и таким образом снабжали себя хлебом. Но во время раздоров, или войны, принуждены были силой отнимать у окрестных поселян жизненные припасы, посылая нарочных фуражиров. Утеснения эти тем более возбуждали неудовольствия жителей, а в последствии это послужило поводом неоднократных со стороны казаков требований о совершенном выводе, или по крайней мере уменьшении польских гарнизонов, в крепостях их страны находившихся. Впрочем это был только предлог, а в самом деле для казаков шло дело об совершенном удалении из края Поляков, владычество которых было так тягостно для всех. Когда в 1667 году в договоре подгаецком козаки настаивали, чтобы уменьшен был гарнизон в Белой Церкви, утверждая, что в прежнем числе он не может быть содержим без притеснения жителей: то желание это не было уважено; напротив в конституциях 1669 года мы находим постановление, сделанное на выборовом сейме, не о выводе, или уменьшении гарнизона, а о назначении значительной суммы на содержание его. В 1670 году комиссия учрежденная в Остроге для успокоения казаков и подтверждения условий подгаецкого договора, совершенно уже устранила это требование казаков. В царствование Яна ІІІ, комендантом Белоцерковской крепости был полковник Эрнест Рапп, которому конституция 1678 и 1683 г. постановляет вознаградить кровавые заслуги и прославляет его мужество. В это же время капитан Людвик d’Orgiewal оставался в здешнем замке временным начальником и в награду заслуг своих получил дворянское достоинство. Около 1702 года комендантом был Галецкий, взятый Палием в плен. По 1715 г. в замке находился гарнизон русский; по выходе которого генерал-майор de-Boyen — француз назначен комендантом. По старанию его определена, на возобновление построек в крепости и латинской церкви, известная сумма, на что согласился и сейм в Житомире происходивший. Но прежде нежели отпущена была назначенная сумма Казимир Илинский, староста Нижинский, три года на свой счет содержал крепость. В 1729 году во время сеймика Житомирского помещики воеводства Киевского назначили на поддержание замка 15000 злотых. Около 1734 года Станислав Антоний Свидзинский, будучи полковником милиции украинской, начальствовал в замке и настоял, что жители и староста Белоцерковский замок весь возобновили. Люстрация 1612 года так говорит об этом замке: «замокъ надъ рекою Росью распаложень на городище высоко возвышающемся надь городомъ и притомъ со стороны реки скалистом, окруженъ валомъ и дубовыми кольями, къ нему одни ворота въездные дубового дерева построены въ конце моста, опирающагося въ гору. Въ земле построены жилища по валу рядомъ начиная отъ избы, которою изъ города входять въ замок. Изба, въ которой живешь панъ подстароста, большая, соснового дерево безъ коморы, имеющая окна на обеихъ сторонахъ: въ замокь и на городь. Другая изба столовая, напротивъ анкиръ, построенный на сваяхъ. Около той избы комната, поставленная вдоль валу, а за нею избочка малая сь перегородкою; за тою другая избочка изъ старого дубового дерева, на верху которой комора сь крылечками, на подобіе башенекь. За сею избочкою на валу две коморы и спижарня, построенныя въ заметь, а при нихъ кухня сь двумя пекарнями; надь рекою конюшня также въ заметь и подземный тайникь кь реке. Угловыхъ башень изъ свай 4; каплица (латинская) посреди замка на месте или фундаменте церковном (Православной церкви или русской. На польском наречии латинские церкви именуются костелами) построена небольшая, а отъ нея недалеко пороховня, вновь пристроенная, не покрыта; здесь же цехгаузъ для пушекь (armaty) и другихъ надобностей. Больше въ замке неть никакихъ строеній, кроме коморь, въ которыхъ жители хранят свои пожитки». Ныне на месте замка возвышается великолепная римско-католическая церковь, а дома со службами латинского священника и его викария.
 
Трудно обозначить границы, какие в прежних веках имели округ и староство Белоцерковское. Было время, когда Тараща, Синица, Лысянка, Сквира, Таборов входили в состав этого обширного округа. Начавши от границы Хвастовского Бискупского имения, староство простиралось до самой Звенигородки. Несколько позже его окружали, с севера Хвастовское имение, с северо-запада и запада староство Романовское и Паволочское, с юга Ставищское и Богуславское; с востока граничила Киевская область. Впрочем все это пространство было глухой пустыней, дикой беспредельной степью. Только над реками, по ярам то там, то инде были разбросаны слободы, хутора и пасеки мещан Белоцерковских, наданные им в разное время польскими королями. Границ определенно обозначенных в этих наделах не было. Там оканчивались границы мещанских поселении, где останавливала их сила крепшого. С течением времени, как видно из документов, Белоцерковщина более и более уменьшалась в своем пространстве. Урочище Лысянка, в царствование Сигизмунда ІІІ, сделалось собственностью Яна Даниловича; Сквира была присоединена к Романовскому староству. Впоследствии Тараща, Синица, Таборов сделались особыми староствами. Кроме того в 1659 году****** польское правительство, переводившее малороссиян в крепостное состояние, подарило в Белоцерковском старостве Кошеватское имение фамилии Млодецких. Присовокупив к этому, что в обычае было, что короли польские, желая как наискорее утвердить в этом крае польский и папский элемент, давали привиллегии шляхте латинского исповедания на заселение земель, из которых природные русские жители — давние владетели земель, были разогнаны оружием и притеснениями и оставлены только подчинившиеся новому порядку вещей. Впрочем привиллегии даваемы были дожизненно и под тем условием, что земля не переставала быть собственностью староства. Однако так случалось, что отец для сына выпрашивал у короля продолжение пользования хутором или деревушкой; затем, по соизволению королевскому, этот сын утверждался в деревне, таким же способом внук и дальнейшие потомки. Не одна по этому деревня, под предлогом давних заслуг и известной земской давности, сделалась из старостинской вотчинной. Гетман Браницкий, сделавшись владельцем Белоцерковщины, с этого поводу принужден был вести значительное число процессов, и по многим из них он доказал перед судами неправильность владения мелких помещиков и законную принадлежность имений тех к Белоцерковской его вотчине. В недавнее время Белоцерковщина разделена на три части между тремя братьями Браницкими, из коих Владислав будет иметь своею резиденцией Белую Церковь, Константин Богуславль, а Александр Ставища.

В настоящее время нет и следов белой церкви, давшей название местечку, неизвестно в чье имя она была построена; по догадкам только определяется самое место где она стояла. Бывший приходский Белоцерковской Преображенской церкви священник справедливо полагал, что этот остаток кафедральной церкви епископов древнего Юрьева был тот самый древний фундамент, о котором упоминается в люстрации 1612 года, и на котором в XVII веке польские коменданты Белоцерковской крепости нашли приличным устроить латинскую каплицу, и на котором уже в настоящем столетии графом Браницким воздвигнут великолепный латинский костел. Это тем достовернее можно утверждать, что для главной церкви древние Юрьевские князья и епископы не могли избрать другого места, равного этому, по красоте отсюда видов и по возвышенности, как бы нарочно для храма Божия устроенной.
Сколько церквей было в Белой Церкви в древнее время и до начала прошлого столетия не собрано сведений. Церкви же существовавшие в начале XVІІІ века, довольно подробно описаны в визитах униатских благочинных, которые доставлялись в бывшую униатскую Радомысльскую Консисторию, а ныне хранятся в архиве Киевской Консистории. Вот извлечение о белоцерковских церквях, из визиты 1740 года: 1) Зарецкая Троицкая церковь, дубовая, дранью покрытая построена прихожанами 1718 года. Приход ее составляли 70 домов. Жителей способных к исповеди числилось около 300. Священником был Иосиф Артышевич, посвященный в 1717 году 25 Ноября, в Киеве митрополитом Иоасафом Кроковским, а в 1737 году, по принятии унии с Латинами, утвержденный в Львове униатским митрополитом. 2) Покровская на предместье дубовая, дранью покрытая, построена прихожанами 1725 года. К ней причислено 50 «господаров» или хат. Способных к исповеди в приходе ее 140. Священник Герасим Купченко, посвященный в Уневе (близ Львова), 23 Августа 1731 года. 3) Николаевская каменная на торговой площади, построенная 1700 г. к ней причислено господаров 20; способных к исповеди 100. Священник Иоанн Бойченко, «поехал посвящаться». 4) Петропавловская дубовая, пристойная, гонтой покрытая, но без подлоги (пола деревянного); построена мещанами 1730 года, но старые иконы имеет (что свидетельствует о существовании древнейшей Петропавловской церкви). Прихожане ее составляли: 20 господаров в Белой Церкви, 10 в веси Напрасниках. Способных к исповеди считалось 150. Священник Евстафий Плаксовский, 1739 года 8 апреля посвящен в Уневе (униатским архиереем) и обличаемый визитой в соблюдении некоторых православных обрядов и за то наказанный. 5) Преображенская дубовая, «піенкна и пристойна», в 1728 году на старом фундаменте прихожанами построенная Господаров до этой церкви принадлежало 35. Способных к исповеди числилось до 125. Священник Григорий Секорский, посвященный 10 июня 1738г. в Уневе. 6) Богородичная из дубовых кругляков неизвестно когда построенная; «стара, опадла и к разрушению клонящаяся, без подлога». К ней приписано 40 господаров. Душ к исповеди способных 160 plus minus. Нет при ней ни священника, ни викария. 7) Успенская, дубовая, гонтами покрытая, пристойная, построена прихожанами в 1731 году на старом фундаменте. Прихожан имела бондаров в месте 30, в деревнях: Камянке 10, Верхолаках 10, Пищиках 10. Душ способных к исповеди около 450. Священник при ней был Иосиф Руденко, который во время визиты, за неповиновение унитскому духовному начальству, был послан на эпитемию в Красногорский монастырь (близ Андриевки). Кроме этих семи церквей существовавших в 1740 году, известно по преданию и сохранились доказательства что в местечке еще с начала прошлого века существовали церкви: Андрея Первозванного и Архангела Михаила, неизвестно гдее стоявшие и когда упраздненные. Таким образом в городе находилось 9 церквей, кроме храмов Латинских и Еврейских.
Из этих церквей в настоящее время существует только Николаевская близ недавно построенной Преображенской местной церкви; прочие упразднены около 1839 года. Как ныне, так и в давнее время церковь Николаевская была окружена торговой площадью, Она была построена на место древнейшей деревянной. В этом убеждает нас во первых то, что в надписях на принадлежащих церкви двух Евангелиях значится 1637 год, а во вторых то, что при недавнем осмотре грунта найдены полуистлевшие брусья, составлявшие фундамент прежней деревянной церкви, а на значительной глубине остатки парчевых облачений, без сомнения показывающие о давнем погребении духовных особ, которое, по древнему обычаю, совершаемо было непременно в храме. Николаевская церковь, и в XVII веке, была не единственной в Белой Церкви во всяком случае достоинство и количество вещей, ей принадлежавших, показывает что она была главным храмом города. Хотя вышеприведенная визита 1740 года относит построение каменной Николаевской церкви к 1700 году, но по другим более точным известиям церковь эта заложена 25 Августа 1706 года гетманом Иваном Мазепой и Белоцерковским полковником Константином Мокиевским. Предполагали построить храм трехпрестольный в длину 13, а в ширину 9 сажень; но до 1715 года приведен был к окончанию только один из приделов. С 1715 года, когда Белая Церковь отдана была полякам, строение церкви, как и должно было предполагать, прекратилось, и только в одном углу церковном сделана была соломенная крыша, а по освящении открыто Богослужение. Только в 1852 году часть этого храма приведена была в приличное состояние и преобразована в теплую церковь Преображенского прихода.
Преображенская деревянная церковь упомянутая в визите, до 1839 года стояла на том месте, где теперь флигель Белоцерковской гимназии, а в сем году освящена вновь построенная, иждивением покойной графини Александры Браницкой, каменная церковь также во имя Преображения Господня, близ Николаевской церкви, которую хотели было разобрать до основания. Нынешняя Преображенская церковь, заложенная в 1833 г. и освященная 24 сентября 1839 г. замечательна тем, что она построена по плану одесского кафедрального собора, и что в ней погребено, 15 августа 1838 года, тело графини Александры Васильевны Браницкой, строительницы белоцерковских и нескольких других православных церквей обширного ее имения. Это единственная церковь в Киевской епархии, по штатам сельских церквей, причисленная к 1-му классу. Земли ей принадлежит 151 дес, приход ее состоит из четырех приходов упраздненных деревянных церквей на левой стороне стоявших, именно: Успенской, Рождественской, Преображенской и вышеописанной Николаевской. Замечательные предметы в ней следующие: часть животворящего древа в крестовидной золотой оправе; сия святыня в 1788 году, по взятии Очакова, была принесена в дар князю Потемкину от патриарха Иерусалимского, обрадованного вестью о победе над врагами Креста Господня. Светлейший дядя покойной графини Браницкой с благоговением носил его на себе и умирая передал эту святыню графине, а она завещала, по кончине своей для хранения и благоговейного чествования в церковь; б) Икона св. великомученика Георгия и святой царицы Александры, в серебряном вызолоченном окладе, которой ИМПЕРАТРИЦА ЕКАТЕРИНА ІІ благословила строительницу храма, при выходе ее в замужество за гетмана, графа Ксаверия Браницкого; в) Очень древний Воздух с именем неизвестного митрополита Анастасия, а также некоторые книги.
На место разобранных в 1839 году на Заречье (по правую сторону Роси) деревянных Троицкой и Покровской церквей, покойной графиней Браницкой построена в 1843 году одна каменная во имя святой равноапостольной Марии Магдалины. По штатам она причислена к 4-му классу сельских церквей; земли имеет 78 десятин.
Таким образом ныне в м Белой Церкви находятся только две приходские церкви: Преображенская и Магдалинская и приписная Николаевская. Первая церковь, не смотря на многочисленность своих прихожан в Белой Церкви (более 6000), считает в своем приходе деревню Песчану. Деревня эта в расстоянии 5-ти верст от Белой Церкви, расположена на левой стороне речки Ротка; жителей обоего пола 602. В недавнее время жители этой деревни, тяготясь отдалением своим от приходской церкви, предположили построить у себя особую церковь и образовать самостоятельный приход, и надеются привести это доброе свое желание к исполнению, если встретят хотя малейшее сочувствие во владельце имения, от которого зависит отвод необходимого для церкви леса и земли для причта.
Римско-католическая церковь в местечке, как сказано выше, построена гетманом Ксаверием Браницким на том самом месте, где в древности была кафедра православных епископов Поросских, а потом латинская часовня для польского гарнизона. При польском правительстве коменданты Белоцерковской крепости и старосты были главными протекторами римского учения, дизунии в кафолической церкви и построения латинских церквей. Так еще в 1667 году Стахурский исходатайствовал сеймовое определение на фундацию в Белой Церкви de nova radice церкви и монастыря Оо. Августинов. Но этот монастырь, без потребности построенный, сожжен Палием по взятии Белоцерковской крепости. По удалении в 1715 году русского гарнизона, князь Яблоновский — староста Белоцерковский соорудил здесь монастырь для Оо. езуитов в замен того, который разрушен при Хмельницком в Хвастове. Для монастыря избрано место среди православных церквей, напротив Преображенской, над главной проезжей дорогой, где ныне здания гимназии. При монастыре был дом профессов, отличавшихся обетом беспрерывных путешествий для исполнения поручений палы Оо. езуитам предоставлены были населенные русскими жителями села Снегуровка и Лучин, которые сделались собственностью их, когда они были еще в Хвастове. Езуиты процветали в Белой Церкви до самого изгнания их. В то время монастырь обращен был в приходскую латинскую церковь, которая разобрана с построением в замке каменной.

* Вот список епископов Поросских, упоминаемых у Нестора:
1) Михаил, епископ Юрьевский упоминается в 1072 году, как участвовавший при перенесении мощей св. Бориса и Глеба вместе с другими архиереями и в 1073 году при основании Печерской церкви.
2) Антоний епископ Юрьевский был в 1089 году при освящении Печерской церкви, и в 1091 году при перенесении мощей преподобного Феодосия вместе с Нестором летописцем. О нем же как о епископе Юрьева-на Роси упоминает и Кодин в росписи русских епископий.
3) Марин епископ был участником при открытии мощей преподобного Феодосия Печерского и свидетелем в 1095 году разоренья Юрьева.
4) Даниил, епископ Юрьевский в 1115 году был при вторичном перенесении мощей св. Бориса и Глеба в храм, построенный Мономахом, а представился 9-го сентября 1122 года. В 1197 году к Юрьевской епархии присоединена упраздненная Белогородская.

**Нарушевич, в Гисторіи народу польскіего, ссылается на Багрянородного и в его летописи находит Белолжебе над Росью. К сожалению мы не могли поверить ссылку.

 
*** Староства у древних Славян были округи, заключавшие в себе по нескольку сел, и управляемые лицем избранным из среды народа и называвшимся старейшим или старостою. Суд и управление доставлял им некоторые доходы и почет в народе. В последствии, вместо выборных старост, стали назначать старост из вельмож, пользовавшихся однако только доходами старосте, а управление и суд предоставлявших или самому народу, или назначаемым от себя подстаростам, уже из менее знатных дворян. Здесь уместно припомнить остроумную заметку Сарнецкого, записанную у Балинского том 2, стр. 491: Saepe huc (в Белую-церковь) Scythae visuntur, ut canes spectantes in culinam, и сказать, что под словом неизвестных Скифов, лучше разуметь дворянских из поляков старост, нежели известных Татар, к которым название canes немного нейдет. Вот список старост Белоцерковских после Константина Острожского, составленный Руликовским, без указания годов их управления:
1) Князь Януш Острожекий, каштелян Краковский.
2) Константин Любомирский.
3) Станислав Любомирский, подчаший коронный.
4) Дмитрий-Юрий князь Вишневецкий.
5) Станислав-Ян Яблоновский, каштелян Краковский, великий гетман коронный.
6) Ян-Станислав Яблоновский, воевода Волынский, потом Равский.
7) Станислав Яблоновский, воевода Равский.
8) Станислав-Францишек Яблоновский.
9) Юрий-Ванделин Мнишек, маршалек надворный коронный, возвысившийся женитьбою с Антониною, единственною дочерью графа Брюля, первого министра короля Августа ІІІ. См. об нем в памятниках Михайловского, том ІІ, стран. 28. Варш. 1856 г.
А вот список наместников или подстарост Белоцерковских по Руликовскому  же.
1571 год Скаровский.
1578 года Князь Димитрий Булыга-Курцевич.
1630 года Петр Хованский.
1636 года Станислав Кокош.
1640-1645 года Зигмунд з Войтовец Черный.
1729 год Журовский.
1783 год Жилинский.

**** В настоящее время (в 1860 году) аренда тех же статей доставляет владельцу более 50,000 рублей серебром и сверх того збор с крестьян работою и натурою и доход с земель доставляют еще более.

***** Мы здесь приводим одну из них, заимствованную у Руликовского, к сожалению затемнившего смысл ее в некоторых местах, употреблением для русской речи латинского алфавита. «Мы Жигмундъ ІІІ…и проч., ознаймуемь тым лыстомъ нашим нынешнимъ и потом будущимъ. Пріезжалъ до насъ славный Таврило Петровичъ Моторенко — войтъ, Иванъ Поповичъ, Иванъ Бобролежа, мещане места нашого Белоцерковскаго и били нам чоломь, абысьмо зъ ласки нашей королевской ихъ всехъ и каждого зъ особна при грунтахъ, урочищахъ, селищахъ, рекахъ, речкахъ, которые оны давно держать и оныхъ уживають, лыстомь нашим зоставивши и заховавши ихъ и потомковъ ихъ, утвердили и умоцнили. Которые просьбы свои за липшую нам веру, показывали предь нами лыстъ отвористый зъ печатью и подписом руки ясневелъможнаго княжаты Януша Острогскаго, каштеляна Краковского, Черкасского, Богуславского, Белоцерковскаго, нашого старосты, подъ датой въ Варшаве, въ року нынешнем девятьдесять сёмом, месяца Мая 14-го дня, на той чась при нашем боку туть же будучого, которым упреймость его, спокойне и давне держаніе и уживаніе ихъ: войта и мещанъ Белоцерковскихъ грунтовъ, урочищь седлищь, описался. Мяновите: речка Рось, надъ которою место Белацерковъ лежить такь на свышъ, яко и на доль, якъ ся сама въ соби маеть. Взвышъ по одной мтороне, на которой место седить, то есть по самый шляхъ Татарскій, где Татары Рось переходять и до самой речки Бережницы со всеми потоками и верховинами, до Роси належащими. Сквира-руда, якъ ся сама въ соби маеть также со всеми верховинами. Роставиця до верху, до самой руды Ольшанки, сь другой стороны тажъ Роставиця ажъ до самой Шапинки: а Шапинка яко ся въ соби маеть. Речка Каменица яко ся въ соби маеть, ажъ до самого устья руды Чертеной. Речка Рутекь яко ся въ соби маеть, аж до валу що за Перепетовым курганом. Надолъ тажъ сама речка Рось, яко ся въ соби маеть, ажъ до устья речки Насташки. Насташка яко ся въ соби маеть зо всеми верховинами. Узянъ поки ся въ соби маеть аж до границы Рокитянской. Река Рось по другой сторони оть поля дыкаго почавши оть устья Хвостовки до Роси. Меновите: Ольшанокъ две, такожъ часть леса Волгуновскаго ведлугъ разграниченія посланьца нашого учиненого, при поданю оть него Ольшаницы дедичам. Оть дыкаго поля по речкахъ и лесахъ меновытыхь то есть по Тикичъ на Лишанци (а не на Лисянке), на Жубру, Снинякоть, на Боярци, на Майдани, на Шполе и на Шполице, на Вербовце и Дубовом-лугу, на мокрыхъ болотахь и на Богатыревом рогу, въ Лесовичахъ, на Списовом потоку, на Смердячим, на Неморожей, на Ольховой, на Погиблой, на Тетыковой, на Бужанкахъ и иншихъ, где здавна и на сей чась мещаны Белоцерковсцы пасеками, фольварками и по ихъ хуторахъ стоять, мешкають и вшелякихъ пожитковъ соби досягають. Итакъ мы за тым свидоцтвомь ясневелъможнаго каштеляна Краковского и старосты нашого Белоцерковскаго и за причиною пановъ радь нашихъ и иныхъ яко Украинныхъ подданныхъ нашихъ небезпеченьствам Татарским подлеглыхъ, и на чолом бытіе ихъ милостиве взглянувше, войта и всехъ мещанъ Белоцерковскихъ при верху и при грунтахъ, урочищахъ, рекахъ, речкахъ, лесахъ и дубровахъ и тожъ при вшелякихъ одтоль пожиткахъ зоставуем и подтверждаем. Потомкове наши и староство тамочное зоставаты и заховати повинны мають. Оные верхомененніи грунта держати, пасеки маты, дерева рубити, ставки сыпаты, млинки где ставы мають будоваты и одтоль вшелякихъ пожитковъ уживаючи повинностей вшелякихъ зъ высланіем господарь и старостовъ тамочныхъ зъ того…Тым же листом нашим, который про липшую твердость рукою нашою подписавши, печать коронную до него привесити росказалысъмо. Писань въ Варшаве, на сейму вольном, року оть нароженія Исуса Сына Божого 1597, месяца Марта 20-го дня. Sigismundus Rex. L. S.»

****** Вся Малороссия с Хмельницким принята под державу Российскую в 1654 году, и часть ее по правую сторону Днепра уступлена Польше со стороны России только по Андрусовскому миру в 1667 году. Следовательно пожалования, в промежуток этого времени польскими королями сделанные, не законны по праву.

Описание малороссийских городов, местечек и сел Белоцерковского полка с переписью жителей, приведенных к присяге на верность царю Алексею Михайловичу 1654 г.

Город Белая Церковь на реке на Poсе. Около посаду 2 острога стоячих; но большому острогу 4 башни проезжих с вороты, 4 башни глухих; но другому острогу башня проезжая с вороты, да башня глухая. Да к тем же острогам приделан третей небольшой городок со стоячим же острогом. А по острогу башня проезжая с вороты, 3 башни глухих. А по тому острогу наряду: в проезжих воротах 3 пищали медных, ядром по две гривенки; 2 пищали железных оковниц, ядром по полугривенке; да на той же башне пищаль медная 12 пядей, ядром в 5 гривенок; в глухих в 3-х башнях по пищали железной, ядром те пищали по 2 гривенки; да по стенам 7 пищалей, и в том числе 3 пищали медных, на одной пищали вылит образ пречистые Богородицы с Превечным Младенцем, по сторонам два ангела держат венец над главою у Царицы; ядром пищали по 2 гривенки; 3 пищали железных, ядром по полуторе гривенке; пищаль железная огненная. Да в том же городе, в казенных амбарах наряду: в 1-м амбаре: 3 пищали медные, ядром по 2 гривенке, из них одна испорчена; пищаль медная полковая, ядром в гривенку; 2 пищали железных в станках на колесах, ядром по дне гривенки; 50 пищалей железных затинных, ядром по полугривенке; 1000 ядер железных болших и малых; 300 зарядов с пульками, готовых, к затинным пищалям. В другом амбаре: 6 пищалей медных, ядром по 2 гривенки; 2 пищали железных, ядро в пол 2 гривенке. В третьем амбаре: 20 пищалей железных оковниц в станках, ядром по полугривенке, 2500 ядер железных больших и малых, 3 бочки зелья пушечного, весом по 15 пуд в бочке, и того 44 пуд. Бочка селитры, весом в 20 пуд.

В городе ж соборная церковь Преображение Господне, да в пределе святых чудотворцев и бесребренник Козмы и Домияна. Приходские церкви: церковь Рождество Христово. Церковь Троицы Живоначальныя. Церковь Успения пресвятыя Богородицы. Церковь святых верховных апостолов Петра и Павла. Церковь святого Андрея Первозванного. Церковь чудотворца Николая.

Белоцерковские шляхта и казаки и мещани приведены к Bеpе у Белой Церкви в соборной церкви всемилостивого Спаса:

Шляхта: Ларион Яковлев сын Студенецкий. Василий Яковлев сын Бовеш. Савостьян Марков сын Ененков. Иван Семенов сын Каменецкий. Степан Лукьянов сын Яблонский. Василей Иванов сын Контев. Трофим Агапов сын Мокеевской. Федор Иванович сын Мокеевской. Василей Степанов сын Трущинский. Василей Еремеев сын Ничаговский. Павел Федоров сын Cтpиxoвский. Левонтей Васильев сын Стряховский. Михайло Яковлев сын Мокеевской. Онтон Яковлев сын Мокеевской. Степан Яковлев сын Мокеевской. Григорей Офросимов сын Мокеевской. Иван Яковлев сын Мокеевской Степан Иванов сын Мокеевской Федор Иванов сын Мокеевской. Тимофей Григорьев. Петр Яковлев. Дмитрей Иванов сын Лунковский. Ефим Иванов сын Нагорной. Влас Ондреев сын Грибня. Иван Кондратьев сын Тишков. Лаврентей Петров сын Кочкилда. Леонтей Еремеев. Роман Миколаев сын Мокеевской. Федор Петров сын Тарасенко. Еремий Лукьянов сын Яблонский. Иван Северьянов сын Затинкин. Степан Яковлев сын Шимоновский. Михайло Иванов сын Ходар. Самойла Медуховский. Василей Наумов сын Занкевской. Павел Кондратьев сын Тишков. Илья Иванов сын Янчаговский. Всего шляхты 38 человек.

Казаки: Наказной полковник Данила Гиря. Ясаул войсковой Осип Григорьев. Сотник Семен Марченко. Судьи войсковые: Яков Климов. Матвей Положной. Обозной Иван Полежай. Голова у наряду Ондрей Любарской. Рядовые – Иван Герасимов. Григорей Деркаченко. Василей Горбун и прочие. Всего белоцерковских казаков 991 чел.

Того ж города мещане: Войт Еремей Ондреев. Буймистры: Прохор Мартынов. Флип Протасов. Рядовые: Влас Протасов. Наум Яковлев и прочие. Всего белоцерковских мещан 120 человек.

И всего белоцерковских шляхты и казаков и мещан 1149 человек.

Белая Церковь на карте Боплана 1648 год

3 комментария

  1. http://surnameindex.info/news:

    http://surnameindex.info/news/?p=7872

    Некоторые фамилии жителей м. Белая Церковь (Троицкая церковь):

    Алейниченко, Бабей, Басараб, Батуренко, Беченко, Ведмеденко, Гаркушенко, Губреенко, Губрей, Даниленко, Дмитриченко, Дурдука, Коваль, Кривенда, Кривенденко, Кучерявенко, Лавриненко, Левицкий, Леонтенко, Леонченко, Малишка, Мельник, Мельниченко, Михненков, Моковозенко, Носаченко, Погребняк, Рабольченко, Резник, Резниченко, Салганенко, Сербин, Сербиненко, Середенко, Соколенко, Степанский, Тарасенко, Усенко, Ходищенко, Чернога, Штыка, Штыченко, Шут

  2. Не ожидал увидеть столько интересных данных о Белой Церкви.
    Жаль, что не сохранилась крепость с башнями и валом. Было бы на что посмотреть и землякам и туристам:):)

  3. http://www.surnameindex.info/news/:

    http://www.surnameindex.info/info/kiev/vasilkov/belayatserkov/index.html

    Белая Церковь, Бело-Церковская волость
    Белая Церковь, Белоцерковский район, Киевская область
    Біла Церква, Білоцерківський район, Київська область

    Преображенская церковь
    1825 — священник Михаил Дмитриевич Яцыневич
    1865 — священник Иван Анникиевич Ромаскович

    Покровская церковь
    1825 — священник Иосиф Иванович Матушевич

    Троицкая церковь
    1825 — священник Яков Павлович Кондратский

    Успенская церковь
    1825 — священник Емельян Ляхоцкий

    Святорождественская церковь
    1825 — священник Евстафий Томашевский

    Николаевская церковь
    1825 — священник Антон Павлович Павловский

    Магдалиновская церковь
    1865 — священник Петр Иванович Орловский

Ваш комментарий